Влияние Концепции развития гражданского законодательства на судебную практику

Дата: 
26.06.2013

Опубликовано в сборнике Международной научно-практической конференции «Частно-правовые проблемы взаимодействия материального и процессуального права», 2011г.

Можно привести множество примеров влияния судебной практики на совершенствование действующего законодательства. В большинстве случаев в области имущественных отношений это обусловлено изменяющимся характером общественных отношений. Вполне естественно, что законодатель не может создать идеальные нормы права регулирующие, к примеру, те или иные обязательства.

В этой связи гражданское право как одна из самых динамичных отраслей права постоянно требует своего обновления.

При этом в период смены общественно экономических формаций, как это происходило и происходит в современной России изменяются не только конкретные отношения, но и происходит изменения мировоззрения участников имущественного оборота, меняются правила поведения, изменяются принципы правового регулирования.

К сожалению установившаяся судебная практика преобразуется в законодательные нормы довольно длительное время, но это объяснимо, и, обусловлено особым характером законотворческого процесса.

Необходимо признать, что в сложившейся правовой системе нашей страны судебная практика де факто является источником права.

Рассмотрим на конкретном примере иные формы взаимопроникновения, взаимовлияния действующей нормы, положений проекта гражданского кодекса и судебной практики.

В статье 333 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, суд вправе уменьшить неустойку.

В пункте 1 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 14.07.1997 N 17 «Обзор практики применения арбитражными судами статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации» говорилось, что при наличии оснований для применения статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации арбитражный суд уменьшает размер неустойки независимо от того, заявлялось ли такое ходатайство ответчиком.

Вопрос о применении указанной статьи может быть решен в любой инстанции.

Пунктом вторым того же Информационного письма было установлено, что основанием для применения статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации может служить только явная несоразмерность неустойки последствиям нарушения обязательств.

Критериями для установления несоразмерности в каждом конкретном случае могут быть: чрезмерно высокий процент неустойки; значительное превышение суммы неустойки суммы возможных убытков, вызванных нарушением обязательств; длительность неисполнения обязательств и др[1].

Судебная практика до недавнего времени основывалась на этих положениях. При этом все отдавалось на усмотрение суда, каких-либо четких критериев или рекомендаций выработано не было, чаще суды снижали размер неустойки до ставки рефинансирования.

Более того, в 2001 году Конституционный суд РФ определил: «гражданское законодательство предусматривает неустойку в качестве способа обеспечения исполнения обязательств и меры имущественной ответственности за их неисполнение или ненадлежащее исполнение. Не ограничивая сумму устанавливаемых договором неустоек, ГК Российской Федерации вместе с тем управомочивает суд устанавливать соразмерные основному долгу их пределы с учетом действительного размера ущерба, причиненного стороне в конкретном договоре. Это является одним из правовых способов, предусмотренных в законе, которые направлены против злоупотребления правом свободного определения размера неустойки, т.е., по существу, - на реализацию требования статьи 17 (часть 3) Конституции Российской Федерации, согласно которой осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц. Именно поэтому в части первой статьи 333 ГК Российской Федерации речь идет не о праве суда, а, по существу, о его обязанности установить баланс между применяемой к нарушителю мерой ответственности и оценкой действительного (а не возможного) размера ущерба, причиненного в результате конкретного правонарушения»[2].

Таким образом, согласно данному Определению, судам было вменено в обязанность применение норм статьи 333 Гражданского кодекса РФ. Суды были поставлены на защиту прав должников в случае несоразмерного определения размера неустойки в договоре.

В пункте 3.4.3. Концепции развития гражданского законодательства говорится, что уменьшение судом размера неустойки (статья 333 ГК) должно быть возможно только по ходатайству ответчика и при условии возложения на него бремени доказывания «явной» несоразмерности подлежащей уплате неустойки последствиям нарушения обязательства[3].

В.В. Витрянский в начале 2010 года поднимал вопрос о пересмотре практики применения положений ст. 333 Гражданского кодекса РФ, ориентируясь на положения Концепции развития гражданского законодательства. Он в частности писал: «В современных же условиях произвольное уменьшение судом (в том числе по собственной инициативе при отсутствии ходатайства ответчика) размера неустойки, предусмотренной сторонами в договоре на случай его нарушения, представляется неприемлемым, а соответствующая судебно-арбитражная практика - подлежащей пересмотру»[4].

Можно согласиться с тем, что положения статьи 333 ГК РФ подлежат пересмотру и отражению в последующем в новой редакции Гражданского кодекса. Это объясняется изменениями в экономической жизни общества, отсутствием той инфляции, которая была в 90-е годы, повышением роли состязательности сторон в гражданском и арбитражном процессе.

Но судебная практика до недавнего времени исходила из позиций высших судебных инстанций десятилетней давности.

В Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13.01.2011 N 11680/10 по делу N А41-13284/09 установлено, что уменьшение неустойки судом в рамках своих полномочий не должно допускаться, так как это вступает в противоречие с принципом осуществления гражданских прав своей волей и в своем интересе (статья 1 Кодекса), а также с принципом состязательности (статья 9 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Кроме того, необоснованное уменьшение неустойки судами с экономической точки зрения позволяет должнику получить доступ к финансированию за счет другого лица на нерыночных условиях, что в целом может стимулировать недобросовестных должников к неплатежам и вызывать крайне негативные макроэкономические последствия.

Неисполнение должником денежного обязательства позволяет ему пользоваться чужими денежными средствами. Никто не вправе извлекать преимущества из своего незаконного поведения.

Согласно данному Постановлению толкование правовых норм является общеобязательным и подлежит применению при рассмотрении арбитражными судами аналогичных дел.

Таким образом, налицо ситуация, когда положения проекта Гражданского кодекса и позиции отраженные в научных публикациях повлияли на изменение судебной практики при снижении неустойки в судебном порядке.

В.В. Тимофеев, судья


[1] Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 14.07.1997 № 17 «Обзор практики применения арбитражными судами статьи 333 Гражданского кодекса РФ» // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 1997. N 9. С. 75 – 80.

[2] Определение конституционного суда РФ от  14.03.2001 N 80-О Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы граждан Бухтиярова Александра Ивановича, Бухтиярова Ивана Дмитриевича и Бухтияровой Стелы Ивановны на нарушение конституционных прав статьей 333 Гражданского кодекса Российской Федерации». Справочно-правовая система «КонсультантПлюс».

[3] Концепция развития гражданского законодательства // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 2009. N 9. С. 69.

[4] Витрянский В.В. Некоторые основные положения Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации об обязательствах // Журнал российского права. 2010. N 1. С. 25.

Сервис временно не доступен